Интервью с исполнителем роли доктора Хейтера Дитером Лазером.

Когда  в фильме или на сцене становилось неуютно, все равно он шел туда: Дитер Лазер (гениально сыгравший доктора Хейтера в Человеческой многоножке Тома Сикса) сегодня и завтра играет последний раз на фестивале Нибелунгов в Вормсе генерала Шпекеншвардта. В своем интервью он утверждает, что каждый человек отделен от злого (плохого) только на миллиметр, и рассказывает, как ему удалось избежать свою личную драму.

Господин Лазер, Вы часто играете злые роли. В этот раз, в роле генерала Шпекеншвардта на фестивале Нибелунгов Вы особенно злой. Что Вас в этом прельщает?

Дитер Лазер: Только злое – это для меня скучно. Но если мне тема кажется ценной, тогда я сыграю для вас все злое, что пыхтит и сквернословит в этом мире. Интересно в этом характере то, что никто таким не рождается. За этим часто стоит богатая биография. Я выясняю, что с этим человеком случилось.

Интервью с исполнителем роли доктора Хейтера Дитером Лазером.

 

Дитер Лазер – актер, режиссер и киносценарист:

Он вырос в Гамбурге. Его семья состояла в христианской секте. Незадолго до получения аттестата зрелости, Лазер, по желанию, матери, перестал ходить в школу, убежал и укрылся в Гамбургском театре, где он получал роли статистов и брал уроки театрального мастерства.

Там он тайно посещал репетиции, и был замечен Густавом Грюндгенсом, который позднее стал его покровителем.

В начале 70-х годов Лазер работал на театральных подмостках на Галльском берегу Берлина. Позднее он играл в театре Шиллера и в Венском театре.

Две кинороли в 1975 году сделали его  знаменитым . В фильме «Kurzschluss» (Короткое замыкание) он играл мелкого преступника, а в фильме «Die verlorene Ehre der Katharina Blum» (Потеренная честь Катарины Блюм) – журналиста.

Последние постановки в этом году фестиваля Нибелунгов проходят сегодня и завтра в 20:45 в кафедральном соборе. Билеты еще можно купить в кассах.

Интервью:

Как Вам удалась роль  Шпекеншвардта?

Дитер Лазер: Раньше, для подготовки к роли, я, до безумия много, занимался поисками. Был в монастыре, работал крановщиком, жил в снесенной доме. Между тем думал только о том, что получит зритель: текст. Медленно всплывали картинки, воспоминания, сравнения. До того момента, когда ощущения превращались в реальность. В этот раз я сразу, после первого прочтения, понимал, как Шпекеншвардт ходит, как он говорит, как он двигается. Это было хорошим знаком, когда сразу все понятно: Да, если все хорошо идет, я могу себя представить в этой роли.

А можно вообще представить себя в роли другого человека?

Дитер Лазер: Да, конечно. Однажды во время своих поисков, я был в психиатрической больнице. И там я с ужасом осознал, что только один миллиметр отделяет от таких болезней. Исходя из нацистского и военного времени, я думаю, что в каждом человеке что-то такое есть. Бертольт Брехт назвал человека самыми страшным животным. Было бы очень высокомерно и возможно очень глупо утверждать, что со мной не может такого случиться. Никто ни от чего не защищен.

Ваши родители состояли в христианской секте. Вы были несчастны от этого – но смогли защитить себя.

Дитер Лазер: Я смог освободиться. Только потому, что тяга к литературе, кино, театру и прежде всего к женщинам – была огромная. Однажды все внезапно закончилось: когда в 14 лет я с большим облегчением узнал, что могу стать религиозно независим. Но проблема в том, что верят в вещи, которые прививают с детства. Я верил в черта. Я даже заключил с ним пари, о том, что позднее буду гореть в аду.

Ваша собственная биография говорит о том, что нужно уметь избегать чего-то.

Дитер Лазер: Можно избегать, если повезет. Звучит жестоко, но то, что мой отец погиб на войне, когда мне было 2 года – для меня счастье. Он был религиозным фанатом, как я фанат своей работы. Моей сестре в детстве он сломал позвоночник. Со мной, возможно, могло произойти тоже самое. Благодаря его смерти у меня появился шанс, избежать это террористическое насилие  – мысленное насилие.

Для немцев очень трудно избавиться от тени антисемизма. Актуальны ли еврейская тематика?

Дитер Лазер: очень актуальна. Мы не изменим этим мир, однако театр обладает такими функциями: он укрепляет. Неонацист не прибежит сюда с охотой изменить свою жизнь, а те кто меняет  становится более сильными, за счет искусства и гуманизма. Генетически мы еще находимся в субстанции животных. И только искусство прекрасное средство, которое показывает, что человек действительно должен быть человеком.

Есть ли что-то невозможное для Вас?

Дитер Лазер: Однажды вечером я шел из театра и сказал себе: “Да, нужно остановить этот неонацизм!” Но так говорят даже те люди, которые об этом и не задумываются, которых убеждают. Для которых это, как говориться в религии, созидание. Шиллер говорил о моральных инстанциях, я так глубоко об этом не думал. Есть конечно единичные случаи. Во время бега один мужчина мне сказал: «Дитер Лазер! Вы изменили мою жизнь. Я смотрел «Tiefseefisch» («Глубоководные рыбы» – театральная постановка Марии Луизы Флейчер об отношении, которое разбилось из-за эксцентричного мужчины) и исходя из этого, я развелся.

Редакция сайта tomsix.ru выражает глубокую признательность Кате за перевод интервью с немецкого на русский язык!

Небольшая подборка фотографий:

Интервью с исполнителем роли доктора Хейтера Дитером Лазером.

Интервью с исполнителем роли доктора Хейтера Дитером Лазером.

Интервью с исполнителем роли доктора Хейтера Дитером Лазером.

Интервью с исполнителем роли доктора Хейтера Дитером Лазером.

Интервью с исполнителем роли доктора Хейтера Дитером Лазером.

Интервью с исполнителем роли доктора Хейтера Дитером Лазером.

Интервью с исполнителем роли доктора Хейтера Дитером Лазером.

Интервью с исполнителем роли доктора Хейтера Дитером Лазером.


Добавить в Избранное -




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *